Подростки районов Карелии стать фермерами не мечтают: тяжелый труд

Ровно 20 лет назад был указ Президента, по которому в населенных пунктах должны были работать учебные заведения,

В рубрике «Хроника телерепортеров» мы пересматриваем видеоархивы и вспоминаем о том, каким было 8 июля в 2003 году

Ровно 20 лет назад был указ Президента, по которому в населенных пунктах должны были работать учебные заведения, даже если в школе остался один ученик. Однако, мы все знаем, что и указы можно трактовать по-разному. В Заонежье, в поселке Сенная Губа в 2003 году «быть или не быть» сельской школе, решил определить сельский сход.

Летом в Сенной Губе всегда оживление – приезжали дачники. Места там очень красивые – просто рай для отдыхающих. Но не для местных жителей. Семья Лупиных проживала там уже 13 лет. Вот что рассказала мама Ольга: «Потихоньку мы стали разводить здесь свое сельское хозяйство. Одну корову, на следующий год вторую. Потом третья. Так дошли до пяти коров. Первые два года мы жили в Сенной Губе, в школе. Нам выделили помещение, два класса занимали. Потихоньку строили тут свой дом». Хозяйство у Лупиных было самое большое в селе – коровы, курицы. А вот от поросят пришлось отказаться.

Зато открыли свой магазин. Дачники всегда покупали там свежие продукты. Но тот фермерский сезон был для Лупиных последним. Ольга с детьми решила переехать в город. Муж Михаил остался присматривать за скотиной: «На самом деле это далеко не сказка. Фермерство в наших краях, на мой взгляд, как-то оказалось не перспективным. Не знаю, почему. Может, политика правительства такая. Может, условия не созрели. Может, не хватает ума просто-напросто».

Главная забота Лупиных в то время – образование детей. Детям было особенно тяжко. Сообщение с материком год от года было все хуже. Медпункт давно закрыли, до школы добираться – это несколько километров. Да и тамошнее образование, как утверждали местные, не годилось для современной городской жизни. Сын Василий сказал, что не хотел бы всю жизнь заниматься сельским хозяйством. Он видел, какой тяжелый это труд. Семья Лилии Александровны Кепель приехала в Сенную Губу тогда же, когда и Лупины – на волне фермерства. Но они никуда уезжать не собирались. Дочь у них училась в городской школе в старших классах, а младший был там же, у мамы под крылом. И мама его была директором той школы. «Мы живем на острове, и отправлять куда-то детей за пределы – это влечет какие-то сложности. Житейских и школьных проблем будет еще больше», - считала Лилия Кепель.

В селе оставалось пять школьников. И администрация района всерьез задумывалась о том, нужна ли школа в Сенной Губе. Мнения местных разделились. Учитель младших классов Раиса Кожухова сказала: «Школу надо сохранить. Открывали школу из-за одного человека. А сейчас хотят закрыть, когда у нас еще прилично учеников». «А надо ли им, нужна ли им такая школа? – задавался вопросом фермер Михаил Лупин. – Что она им может дать?» Сами же дети утверждали, что хотели бы, чтобы школа осталась на месте. Чтобы им никуда не ездить за образованием.

«Семья играет самую главную роль. Это зависит от семьи, а не от школы», - заметила директор Лилия Кепель. Быть или не быть школе в Сенной Губе, должны были решить сами жители деревни. С одной стороны, содержать школу, в которой учителей больше, чем учеников – нецелесообразно. С другой стороны, школа в Сенной Губе оставалась единственным местом, где теплилась общественная жизнь.

Те, у кого школьные проблемы остались позади, столкнулись с новыми вызовами. Июль – тот период, когда вузы Карелии начинали принимать заявления и документы от поступающих. Да, в те годы была старая система – нужно было сдавать все бумаги, а потом проходить вступительные экзамены. Только с повсеместным введением ЕГЭ все изменилось, а сам ЕГЭ начали внедрять как раз двадцать лет назад. И кое-что тут же изменилось и в приемной кампании.

В ПетрГУ, к примеру, наибольшим спросом пользовались технические специальности. Чтобы подать заявление на экономический, математический или на лесоинженерный факультет, бывшие школьники занимали очередь в семь утра. Петрозаводский  университет в такие периоды напоминал большой муравейник. Тысячи абитуриентов подавали заявления на 13 факультетов вуза. Выстраивались огромное очереди, в которых рассказывали, что «вчера кое-кто стоял с 9 утра до 17 вечера», чтобы сдать документы. Причем, до них очередь так и не дошла.

Чтобы будущие студенты не задавали друг друга, сотрудники охраны поддерживали порядок в рядах поступающих. Они сказали, что утром очень трудно работать и наводить порядок в этих очередях. Такой ажиотаж, считали преподаватели, вызван в том числе и тем, что, поступая на эти факультеты, абитуриенты сдавали на один экзамен меньше. «На большинство специальностей мы принимаем экзамен только в форме ЕГЭ. Следовательно, как бы на эти специальности в университете не будет организован прием математики», - пояснил Владимир Сюнев, ответственный секретарь приемной комиссии ПетрГУ.

На гуманитарные факультеты не было такого ажиотажа у дверей. Тишь да благодать. Впрочем, эта тишина была обманчива. Катя Костицына собиралась поступать на исторический факультет. И хотя он не считался самым престижным, но уже конкурс на него был 2 человека на место. Самая молодая специальность вуза – социально-культурный сервис и туризм. Открытая в 2002 году специальность тогда вызвала настоящий фурор – 15 человек на место. На следующий год заявлений было гораздо меньше. 15 июля, как и всегда в те времена, должен был закончиться прием заявлений. А с 16 июля начиналась самая волнительная пора для абитуриентов – вступительные экзамены.

Таким было 8 июля ровно 20 лет назад. Отматывайте ленту памяти, вытащите из закромов разума — а что вы делали в этот день в 2003 году?  Больше новостей из жизни Карелии 20-летней давности .

Последние новости

Новую крышу сделают в Пяозерской школе в началу учебного года

О начале ремонтных работ в учебном заведении рассказал руководитель подрядной организации Владимир Андреев.

Депутаты приняли важные изменения в бюджет карельской столицы

Сегодня, 14 июня, состоялась очередная сессия Петрозаводского городского Совета.

Петросовет не поддержал повышение стоимости разового проезда в троллейбусе до 42 рублей

Члены депутатской фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» Петросовета внесли поправку, сдерживающую увеличение предельного размера тарифа за одну поездку в городском наземном электрическом транспорте.

Card image

Предположение, что российскую валюту тянут вниз проблемы с конвертацией индийских рупий

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *